Обычаи тувинцев при рождении ребенка

Обычаи тувинцев при рождении ребенка

Когда у будущей матери начинают проявляться первые признаки родовых схваток, ей готовят низкую постель на западной стороне юрты. Дают посидеть, полежать, поочередно. Начинают готовить опорный аркан – тыртыг. В центре юрты через дымовое отверстие пропускают столб, который укрепляется внизу на земле и наверху – на тогона – обруче. От столба протягивается к восточной решетке юрты аркан, крепко привязывается на высоте примерно 60 см от войлочного настила – ширтека. Под войлок насыпают сухой навоз, хорошо впитывающий влагу, расстилают овечью шкуру мездрой вверх.

Роженица протягивает обе руки вперед, подмышками опираясь на туго натянутый аркан. Тувинцы считают, что рожать так, сидя, легче, чем лёжа.

Тудугжу (искусный человек, помогающий при родах) с двух сторон подмышек засовывал руку к животу рожающей, проверяя, так ли, как надо лежит дитя, если всё-таки не так, он массирует живот, искусно направляя ребёнка, чтобы он  мог легко появиться на свет.

Новорожденный легко падает на подол матери. Положив ребёнка на чистую, мягкую подстилку, перевязывали пуповину животной жильной ниткой и отрезали пупок ножницами. На ранку накладывали полоски курдючного сала и перевязывали. В книге Л.П. Потапова «Очерки народного быта тувинцев» отмечено, что  лицо родившегося ребёнка мыли тёплым чаем, потом его купали в крепко заваренном чае четыре раза (считали, что чай укрепляет организм и хорошо действует на кожу), смазывали салом или топленым маслом пах, подмышки и глаза. Жители юго-востока Тувы брали после родов шкуру, на которой рожали, завертывали её вместе с последом и через три дня уносили в лес вместе с другой шкурой, на которой впервые обмывали младенца, и прятали их там, в листве молодых растущих деревьев. Западные тувинцы послед ребёнка – шара – закапывали в юрте в землю под кроватью роженицы. В ямку, вырытую для последа, они клали также кусок бараньего мяса и косточку астрагал (кажык), придавливали все это камнем и потом уже засыпали землей. Мясо клали для того, чтобы ребёнок хорошо рос и был физически крепким и здоровым, а косточку – для того, чтобы у ребёнка было много сверстников, с которыми бы он играл в косточки (распространенная тувинская детская игра).

Пуповину у тувинцев зашивали в маленький мешочек из шёлка и подвешивали к колыбели. В стародавние времена тувинцы не давали, кому попало отрезать пуповину ребёнка. Это должен делать достойный, уважаемый человек, скорее всего, из близких родственников, ведь он будет считаться хин-авай – мать, отрезавшая пуповину (или хин-ачай – отец) (М.Кенин-Лопсан). У тувинцев Эрзинского района пуповины родившихся детей хранили в главной аптаре – деревянном шкафчике, стоящем возле изголовья кровати, завернутыми в овечью чистую шерсть, куда добавляли еще несколько капель масла.

Пуповину умерших детей закапывали в землю около юрты или загона (кажаа) для скота. В тех семьях, в которых пуповины умерших детей оставляли висеть на колыбели, для следующего родившегося ребенка делали новую колыбель. Начиная с рождения третьего ребёнка пуповину каждого последующего родившегося ребенка, подвешивали не с края, а в середину, уже между висящими мешочками. Когда женщина переставала рожать, то пуповины снимали с колыбели (но не ранее того момента, когда последний из родившихся детей начинал ходить) и помещали внутрь кожаной подушки, на которой спали родители. Мать, хранившая пуповины своих детей, передавала их своей старшей замужней дочери или женатому сыну (как только младшие обзаводились своими детьми). Делали это «на счастье», особенно если у женщины все дети выросли благополучно. В таких случаях считалось весьма желательным присоединить пуповины выросших детей к пуповинам внуков и  внучек.

Новорожденного сразу клали в колыбель. Если это был первенец, то в новую колыбель. Перед тем, как впервые уложить ребёнка в колыбель, некоторое время на ней давали полежать щенку, или к ней должен приложить голову пожилой уважаемый человек.

При уходе за новорожденным если смазывать заранее очень мелкотолченым сухим чаем или пылью агальматолита (чонар-даш) подмышки, складки ножек, подбородок, то у малыша не бывает опрелостей. Ни в коем случае нельзя трогать, тем более пытаться соскоблить корочку-чешуйку на голове ребёнка, говорят, от  этого у него испортится зрение, лучше всего это место периодически смазывать топленым маслом.

Давать имя ребёнку – это своеобразный и несколько сокровенный обычай. Если в тот день в юрту приезжал знаменитый борец Дарыжык, возможно, что родители назовут сына его именем. Или побывала певунья Севил – нарекут девочку её именем. Некоторые родители обращались к  знаменитому сказителю сильному ламу дать имя ребёнку. Он справлялся по своим священным книгам о судьбе родившегося ребёнка.

У тувинцев существуют различные суеверия, связанные с рождением двойняшек. Существовало такое поверье, что если родившиеся младенцы-двойняшки были одного пола (мальчики или девочки), то это считалось хорошим предзнаменованием для их будущего, если же они разного пола – считалось плохой приметой, и одного из них непременно надо было отдать на воспитание близким родственникам. При этом обычно поступали так: если в данной семье среди детей по количеству преобладали девочки, то из двойняшек оставляли мальчика, а девочку отдавали родственникам и наоборот.

Близнецы разного пола, по древним воззрениям, считались нежелательными потому, что они родились как бы мужем и женой в утробе матери и подвергались как бы кровосмешению. Поэтому считали, что их необходимо разделить, чтобы им было легче жить. Обратно такого ребёнка забирали от родственников уже взрослым после того, как оставшийся в семье близнец женился или, девочка выходила замуж. (Л. Потапов)

Ламы объясняли рождение двойняшек тем, что бог по ошибке посылал в одну семью сразу двоих детей. При рождении двойни мужского пола отдавали в другую семью того, который выходил из утробы матери последним. Как правило, отдавали его в семью богатого или живущего в полном достатке родственника. Увозили этого мальчика в новую семью, завернув в подаренную ему мужскую шубу взрослого человека, которую он впоследствии (когда вырастет) должен был носить.

У тувинцев Эрзинского района двойняшек нельзя было воспитывать в одной семье. Одного из них, того, который родился вторым, отдавали в другую семью. Если рождались мальчик и девочка, то мальчика всегда оставляли в родной семье, и отдавали девочку. Мальчика сразу же укладывали в колыбель, а девочку держали пока близ колыбели, завернутой в баранью шкурку, и старались как можно скорее отдать в другую семью. В этой семье её кормили молоком от черной коровы, а грудью вообще не кормили. На третий день, как полагалось, двойняшкам в обеих семьях давали имя, мальчику – его отец, а девочке – та женщина, которая принимала.

         

Материал подготовила: Момбулай Оралмаа,

редактор Национальной библиотеки им. А. С. Пушкина РТ.

           Литература:

  1. Потапов, Л. Рождение ребёнка / Л. Потапов. – Текст : непосредственный. – Очерки народного быта тувинцев. – Москва, 1969 –  С. 266-278.
  2. Кенин-Лопсан, М. Дитя / М. Кенин-Лопсан. – Текст : непосредственный. – Традиционная культура тувинцев. – Кызыл, 2006. – С. 155-162.

Фото из сети интернета.