Суеверия древних тувинцев, направленные на сохранение жизни детей

Суеверия древних тувинцев, направленные на сохранение жизни детей

Большой заботой тувинской семьи было сохранение здоровья ребёнка. Сделать это в суровых климатических условиях, в обстановке кочевого быта, когда семья в течение круглого года жила в войлочной юрте, было, конечно, трудно. В таких условиях смертность детей в раннем возрасте была высокой, так как были широко распространены различные болезни. Медицинская помощь стала оказываться тувинцам только после Народной революции. Она особенно улучшилась со времени вхождения Тувы в состав СССР. До этого медицинская помощь оказывалась шаманами и ламами, поэтому среди населения бытовали поверья и воззрения о причинах заболевания и способах сохранения здоровья ребёнка от злых духов, сглаза и т.п.

В западных районах Тувы была широко распространена вера в различные обереги и магические средства, будто бы охраняющие здоровье ребёнка. Если ребёнок заболевал, ему на шею надевали на ленточке раковину каури и верили, что она может защитить  ребёнка от болезни. При болезни детей обращались с молениями и «угощениями» к домашним духам-покровителям, ээренам.

В Монгун-Тайгинском, Сут-Хольском, Барун-Хемчикском, Бай-Тайгинском районах был известным обычай под названием «чайык». Этому обычаю придерживались отчаявшиеся родители, когда, несмотря на все их усилия, моления и жертвоприношения к ээренам, дети у них умирали один за другим в раннем возрасте. Суть данного обычая заключалась в следующем: умершего очередного ребёнка родители помещали в кожаный мешок (тулуп) из шкуры тарбагана, снятой чулком. Поверх детского трупа укладывали небольшой мешочек с далганом, мешочек с жареным просом и небольшой телячий или ягнячий пузырь с маслом, клали еще туда вареное мясо барана – грудную кость (тѳш) или заднюю часть спины с курдюком (ужа), т.е. самые лакомые куски. Мешок с содержимым завязывали и уносили на перекресток дорог, где обычно проезжает много людей, и там его подбрасывали таким образом, чтобы он оказался как потерянным, с лошади. Тот, кто находил этот мешок и развязывал его, ничего не подозревая, как верили тувинцы, принимал на себя несчастье  в отношении жизни и здоровья своих детей. Родители, прибегавшие к такому способу захоронения своего ребёнка, были убеждены, что их будущие дети после этого станут жить.

Женщины  Эрзинского района, у которых дети умирали в раннем возрасте, шли к ламе с хорошими и ценными подарками, лама читал священные книги и просил жизни для будущего ребёнка и сам указывал того, кого ей следует пригласить в качестве «приёмной матери».

В тех семьях, где все дети умирали в раннем возрасте, родители, чтобы сберечь жизнь ребёнка, отдавали его по совету ламы на три-четыре года в другие семьи, где дети благополучно росли. Если детей отдавали в богатый дом на сохранение, то такой семье не платили, а делали какой-либо подарок, если в бедный дом – то семье платили по уговору. Считалось хорошим, когда отдавали одного кладеного быка за зиму, а за лето – корову. Давали за сохранение также кирпичный чай, материю для одежды ребёнку и т.д.

 Для того чтобы собственные дети не умирали в раннем возрасте, некоторые семьи специально брали на воспитание или даже усыновление или удочерение чужих детей – конечно, с согласия их родителей. Они могли взять приемного сын или дочь лучше всего у родственницы несчастной женщины. (М. Кенин-Лопсан).

 Был еще и такой способ борьбы с детской смертностью  в отдельных семьях: дать ребенку «плохое» имя. Родители полагали, что такое имя не привлечет внимания злых духов к ребенку. Иногда, посоветовавшись с ламой, они прибегали еще к запрету входа в их жилище (юрту) посторонним людям, за исключением «приемной матери». Этот запрет длился два-три года, и его соблюдали строго и неукоснительно (заводили даже злую собаку, которую приучали лежать у двери юрты). Эта собака лаем извещала хозяев о том, что кто-то идет, и отец или мать ребенка или другие родственники, живущие с ними, выходили из юрты и разговаривали с подошедшим человеком, но в юрту его не пускали. Однако если в течение периода, назначенного для выполнения этого запрета, рождался следующий ребенок, то запрет сразу же снимался.   

Если запрет был длительным и ребёнок настолько подрастал, что уже хорошо бегал и играл с детьми, этому ребенку не запрещалось ходить в другие юрты, бегать по аалу и т.д. Запрет распространялся посторонним людям только на вход в юрту, где жил опекаемый ребенок.    

Раньше было еще такое поверье, которого многие придерживались. Если вечером нужно было перейти с ребенком из одной юрты в другую, ему мазали лицо сажей от котла. А если нужно было днем пройти с ребенком через то место, где недавно умер человек, то и в этом случае мазали лицо ребёнка сажей из котла.

Для прекращения смертности детей  в раннем возрасте в некоторых семьях (чооду) умершего ребёнка хоронили на дереве. Это означает, что прибегали древнему доламаисткому способу  захоронения детей.

 Когда пропадало молоко матери, кормящей младенца грудью, думали, что от расстройства. Причина расстройства: если в семью кормящей женщины приезжал в гости родственник без подарка. В результате этого от огорчения женщина  заболевала грудницей. Установив именно эту причину заболевания, поступали таким образом: они заставляли упомянутого родственника приезжать еще раз и привозить «подарки» в виде двух мешочков. В одном из них находился козий и овечий помет, в другом – хорошая еда (мясо, сыр и т.д.). Родственник должен был зайти в юрту и через некоторое время передать женщине, как подарок, мешочек с пометом. Женщина, приняв этот мешочек и увидев, что там помет, очень сердилась и выбрасывала этот «подарок» за юрту, а вместе с ним как бы выбрасывала и свою болезнь. После этого гость вносил второй мешочек, уже настоящий подарок, и между родственниками восстанавливался мир, так как болезнь была уже выброшена.

Таким образом,  можно сделать вывод, что тувинцы были очень суеверны. Такое положение следует признать вполне естественным, принимая во внимание отсталость народа в прошлом. Отсутствие письменности, образования и просвещения весьма облегчало распространение и укоренение религиозных верований среди тувинцев. Все указанное наложило сильный отпечаток на их повседневный быт.

Материал подготовила: Момбулай Оралмаа, редактор

Национальной библиотеки им. А. С. Пушкина РТ.

           Литература:

  1. Потапов, Л. Рождение ребёнка / Л. Потапов. – Текст : непосредственный. – Очерки народного быта тувинцев. – С. 275-278.
  2. Кенин-Лопсан, М. Дитя / М. Кенин-Лопсан. – Текст : непосредственный. – Традиционная культура тувинцев. – С. 155-162.